Репертуар

Сергей Симонов
«Зеленая лампа», апрель-1999

Поезжайте в Усть-Илимск и спросите у Пиндюрина 

В Лондоне вы имеете шанс выиграть пиво у любителей Диккенса - если победите в трудном конкурсе нa наиболее точный пересказ «Крошки Доррит».

В Милане вас напоят вином за лучший пересказ запутанного либретто вердиевского «Трубадура».

Если же вы рассчитываете побе­дить в пересказе немыслимо сложной пьесы - сказки «Зеленая птичка» Карло Гоцци - поезжайте в Усть-Илимск: Александр Редьков накормит вас вкусным комплекс­ным обедом в ресторане своего ДК «Дружба» и проведет на свою Малую сцену.

Здесь теперь в уют­ном и пра­вильном по за­конам театра пространст­ве (сцена занимает боль­ше места, чем зрительный зал) - живет двенадцать лет Театр драмы и коме­дии Евгения Пиндюрина. Здесь вы увидите спектакль «Зеленая птичка» - а потом попробуйте посо­ревноваться с усть-илимскими зна­токами Гоцци.

«Зеленая птичка» победила в глав­ных номинациях первого усть-илимского регионального фестиваля лю­бительских театров. Отчет о фести­вале, где я был в жюри, уже опубли­кован в «Восточке»; сейчас подробней о «Зеленой птичке» (приятно про­износить это название в «Зеленой лампе», да и еще в веселом месяце апреле).

Признаюсь, что меня Редъков - рачительный директор «Дружбы», где жизнь бурлит на всех этажах пре­красного здания, - кормил от души и великодушно не требовал за это пе­ресказа «Зеленой птички»: хозяин он настоящий, щадил гостя, понимал, что проиграю.

Редьков и Пиндюрин со своими артистми строили театр своими руками;

тем временем небольшая труппа профессионально выросла так, что я после этой поездки могу сказать без всяких оговорок: у устьил имцев есть свой театр.

Здесь умеют читать стихи: не только передавая их смысл, но и не разрушая мелодию: а «Зеленая птичка» - труднейшая, громоздкая стихотвор­ная пьеса.

Одно из главных моих удивлений оставалось весь спектакль за кули­сами: оттуда звучал хрустальный го­лос заколдованного принца (это-то и есть Зеленая птичка): загорается на заднике маленькое изображение - а

стихи читает (как оказалось на по­клоне) очаровательная длинноногая Валентина Ван Куй. «Господи, - по­думаете вы (и будете правы), - если они таких настоящих чтецов держат за кадром, то, должно быть, они бо­гаты артистами».

Здесь умеют работать с живым ак­тером, с маской и с куклой, - а это значит ясно понимать сложную при­роду «сказок для театра» Карло Гоц­ци: чего там только не намешано - и литература, и литературная сказка с Востока и Запада, и фольклор, и площадной средневековый фарс, и комедия масок - великий театр итальян­ских импровизаторов.

Укротить всю эту красочную стихию, разобраться в ней и не потеряться - за­дача, я вам скажу, не для слабаков.

Здесь умеют на ма­лой сцене распоря­диться пространством, расставить ост­роумные сценогра­фические знаки мес­та действия (чего стоит одна только коварная королева Тартальона (Алек­сандра Курек): сама себе королева и сама себе - коро­левский замок!) - и сохранить воздух для клоунских импровизации.

Здесь умеют двигаться: Труффальдино (Евгений Пиндюрин), Пан­талоне (Андрей Лопатин), Барбарина (Елена Таксиди) - настоящие акро­баты; за осмысленным, бравурно-от­точенным существованием их персо­нажей в каскаде мизансцен следить одно удовольствие.

Здесь умеют экономно и точно оформлять сцену и одеваться: здесь знают - как одеваться для Гоцци.

Здесь знают, кто задает тон в «страшной» комедии Гоцци - и это самое трудное, самое увлекательное и самое большое достижение молодой усть-илимской труппы.

А тон у Гоцци задают те, для кого и текста-то почти не написано - лишь сцёнарные авторские предложения. Текст, поведение, реакции для груп­пы традиционных шутов из «комедии дель арте» - Тартальи (Вадим Тетеревлёв), Бригеллы (Евгений Никифо­ров), Смеральдины (Светлана Сави­на), Труффальдино и Панталоне, - про все это нужно прочитать в исто­рии театра, все это в спектакле нуж­но самим сочинить. И с этим здесь справляются! Я те­перь понимаю цену Вахтанговскому об­разованию режис­сёра Пиндюрина: для; него это оказа­лось не пустою формальностью, как часто бывает (прежде ведь все равно нужно ро­диться режиссе­ром). Помните «Принцессу Туран­дот» в театре Вах­тангова? - так в Усть-Илимске об­наружились до­стойные принцессины отпрыски (Пиндюрин для этого спектакля обо­звал своих лицедеев «Вертопрахами из Монтеротондо» - под этим назва­нием спектакль будет представлен летом на Байкале; на Всероссийском фестивале любительских театров).

Трудность в постановке сказок Гоцци - в гармоничном соединении и противопоставлении - тех, кто ведет историю (в стихах), и тех, кто без ав­торского текста дурачится вокруг. Если отмахнуться от «масок» (Труф­фальдино и компания), - получится нечто неудобоваримое, ложно-мно­гозначительное, тяжеловесное: Гоц­ци все-таки не Шекспир, и персона­жи «основного» плана у него доволь­но ходульные. Помню странноватый спектакль «Ворон» в московском теа­тре Сатиры: почти без «масок», кото­рые там почему-то поблекли, - смо­треть это было скучно. С другой сто­роны, помню славного «Ворона» в на­шем ТЮЗе; помню, как приехавшая из Москвы бригада критиков просила - еще трюков, еще! и я их понимаю: с пиндюринскими вертопрахами рас­ставаться жалко (хотя спектакль идет три часа!).

Если почувствовать вкус к «мас­кам» и суметь распорядиться ими - на сцену врывается как бы сам победи­тельный дух театра, готового на все на свете - сыграть и никаким «страшным обстоятельствам» не под­даться. В этом принципиальное мес­то Гоцци в мировом театре; вот поче­му хороший Гоцци на сцене не усту­пит и самому Шекспиру.

И теперь - о том, при чем тут Дик­кенс и Верди.

Дело в том,- что и Диккенс, и либ­реттисты Верди и Гоцци - не большие мастера фабулы, занимательной ин­триги. Поэтому их поклонники и со­ревнуются весело в рассказываньи анекдотически нелепых историй - кто больше: упомнит деталей; из «Крошки Доррит», «Трубадура» или «Зеленой птички». Это действительно забавное приключение - особенно после того, как с облегчением ви­дишь, что Пиндюрин со своими вер­топрахами с этой жуткой историей блестяще справился.        

А если вы хотите всю историю до­сконально - я не возьмусь ее пере­сказать: собьюсь обязательно. Вы­ход один - как сказал бы Михаил Самуэльевич Паниковский, - поез­жайте в Усть-Йлимск и спросите у Пиндюрина.

 

Театр в соцсетях

Контакты

666681, Россия, Иркутская область

г. Усть-Илимск, пр. Мира, д. 36, а/я 1400

Тел./факс ( 39535) 5-33-04

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

подробнее