Репертуар

Татьяна Костицына
«Вестник УИ ЛПК», 3-04-2009

Другой Мюнхгаузен

В прошлую субботу маленький зал городского Театра драмы и комедии едва вместил зрителей на своей пре­мьере. Давали «Тот самый Мюнхгаузен» Григория Гори­на. Вряд ли в зале был хоть один зритель, который не видел знаменитый одноименный фильм в постановке Марка Захарова. Но зрители увидели совсем другого Мюнхгаузена.

Прима нашего театра Елена Таксиди дебютировала в спек­такле как режиссер и, естественно, играла главную женс­кую роль. Главный режиссер театра Евгений Пиндюрин выс­тупил в роли режиссера-постановщика и главного героя, сыг­рав другого Мюнхгаузена.

Пьесы Григория Горина трудно ставить, они насыщены многослойным подтекстом, по­стоянными аллюзиями* к тому, чем живет зритель. А еще зри­тель должен уметь не только понимать смысл происходящего на сцене, но и чувствовать бес­конечность миров героев Гори­на. Все вместе заключено в невероятную, фантасмагоричес­кую форму комической фанта­зии. «Тот самый Мюнхгаузен» как раз такая пьеса. И эту пьесу прочитал Евгений Пиндюрин и вместе с Еленой Таксиди расска­зал нам.

Одиночество героя в мире, предательство себя ради люб­ви, право каждого быть самим собой, невероятные подвиги, слава после смерти и понимание того, что, отказавшись от себя, ты все равно умер. А один день в череде столетий - 32 мая - это момент истины, которая ни­кому не нужна. Как не нужен и глуп один день, на который барон Мюнхгаузен продлил жизнь человечеству.

Об этом и о многом другом спектакль городского театра. Еще раз повторю, пьеса Григо­рия Горина очень сложна для постановки. Удачные спектак­ли в больших театрах по паль­цам можно пересчитать. Поэто­му наш театр во главе со своим главным режиссером рисковал, и рисковал серьезно, взявшись за постановку. Говорить о том, что все получилось, было бы преувеличением. Однако несомненные удачи были. Преж­де всего, это искренность и са­моотдача, с которой работали актеры. Да, первая сцена была несколько затянута. Но все с лихвой компенсировалось зажи­гательным танго Мюхгаузена (Евгений Пиндюрин) и Якобины фон Мюнхгаузен (Елена Такси­ди). С этой сцены зритель во­шел в спектакль. Задорно, ве­село, с тончайшей иронией было выстроено все действие.

Безусловным открытием стал Павел Якимкин в роли Феофила, сына Мюнхгаузена. Актер был неподражаемый со своими ко­мическими штучками. Павел Яким­кин сделал своего героя совер­шенно уморительным и милым идиотом. Какая мимика, какая глупая картавость - и ни одного сбоя на протяжении всего спек­такля. Феофил получился, просто замечательный. Немного, правда, перестарались костюмеры с бай­ковой пижамкой и соской-пустышкой, как-то нарочито подчеркнув инфантилизм и совершенную глу­пость героя. Мне кажется, что Якимкин смог бы сделать своего героя смешным даже в смокинге. Комизм актера был физически ощущаем.

Про игру Елены Таксиди мож­но говорить только в превосход­ной степени. Остается только удивляться, сколь одинаково лег­ко и органично она играет траги­ческих и комических персонажей. В «Мюнхгаузене» она сыграла на грани буффонады и при этом была очень живой и весьма реалистичной в своей стервозности.

Довольно забавен был пастор в исполнении Степана Карнаухо­ва. Трудно играть возрастные роли молодым, даже накладной живот не спасал ситуации, а только ме­шал. Но молодой актер неплохо справился с ролью. По крайней мере, он искренне старался быть догматиком церкви, не очень ум­ным, но твердо стоящим на своем.

Бургомистр (Павел Ковальчук) был самым нормальным и даже где-то порядочным человеком: в меру слабым, в меру карьерис­том, в меру совестливым. Акте­ру удалось показать какую-то ущербность в этой нормальности.

Жизнь интересной и яркой делают чудаки. Таким обаятель­ным и немного уставшим чуда­ком и был барон Мюнхгаузен в исполнении Евгения Пиндюрина. Евгений Пиндюрин играл своего Мюнхгаузена, который не пони­мает, что он чудак, не понимает нормального Бургомистра, ис­кренне удивляется, почему ради любви нужно совершить самый трудный подвиг - отказаться от самого себя. И этот подвиг не по­лучился. Евгений Пиндюрин не блистал, он прожил несовершен­ный подвиг своего героя, про­жил драму в рамках комической фантазии.

Это я сейчас вспоминаю зна­менитый фильм знаменитого ре­жиссера, провожу какие-то па­раллели. А тогда, на премьере, я забыла про Мюнхгаузена За­харова и очень сочувствовала другому Мюнхгаузену. Впрочем, именно за этим я и пришла на спектакль. 


* аллюзия (фр. allusion- намек) - стилистическая фигура, заклю­чающаяся в соотнесении описы­ваемого или происходящего в действительности с устойчивым понятием или словосочетанием литературного, исторического, мифологического порядка.

 

 

Театр в соцсетях

Контакты

666681, Россия, Иркутская область

г. Усть-Илимск, пр. Мира, д. 36, а/я 1400

Тел./факс ( 39535) 5-33-04

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

подробнее